i don`t like drugs,
but drugs like me.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

i don`t like drugs,


... L.kа. 
Элка-Целка
комментировать 5 комментариев
суббота, 4 июня 2016 г.
ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА L.kа. 08:00:49
Ребята, мне не дает покоя один клип. Там была фабрика по изготовлению образца мужчины. Все они почему-то на одно лицо. Девушки перед каждыми танцевали сексуально и смотрели на реакцию. Никто не реагировал и они их списывали в брак. Один даже получился геем) В конце вроде сделали натурала, который реагировал, но он оказался с мозгами и начал искать выход. Подскажите, пожалуйста, как он называется?
Прoкoммeнтировaть
вторник, 2 декабря 2014 г.
L.kа. 14:57:40
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 23 мая 2014 г.
L.kа. 08:07:29
Запись только для друзей.
L.kа. 08:02:48
Запись только для друзей.
среда, 12 февраля 2014 г.
L.kа. 07:52:48
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 26 января 2014 г.
L.kа. 11:22:05
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 7 декабря 2013 г.
... L.kа. 05:52:43
хочу зайти на беон и оказаться в лете 2008ого.
но вместо этого оказываюсь в библиотеке интернет-шлака.
комментировать 14 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 23 апреля 2013 г.
L.kа. 13:18:45
Запись только для меня.
суббота, 20 апреля 2013 г.
L.kа. 09:57:27
Запись только для некоторых пользователей.
понедельник, 28 января 2013 г.
"Моя фантазия". L.kа. 07:40:16
Автор: Эл.
Бета: Нету.
Фэндом: Tokio hotel
Персонажи: Том, Билл.
Рейтинг: G
Жанры: Драма, Психология
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
у Тома есть небольшие отклонения в психике, поэтому он может общаться только с воображаемым другом.
Посвящение:
Посвящаю это тем, кто испортил мне настроение.
Публикация на других ресурсах:
Все равно.
Примечания автора:
Проба пера, не писала раньше.
Ссылка на фикбук: http://mobile.ficbo­ok.net/readfic/51861­5


Подробнее…
Детям свойственно не помнить себя до какого-то определенного времени и граница сознательного периода жизни очень размыта, но я помню все хорошо. Врачи говорили, что это свойство моей памяти. Есть определенный момент моей жизни, после которого я помню все очень хорошо. Из детства я помню в основном свои чувства, ощущения, но ничего определенного. Я помню холодные белые стены больничных палат, помню равнодушные, выжигающие душу голоса докторов. Мир тогда мне представлялся серым, страшным, туманным. Я никому не верил. Я слышал речь, запоминал отдельные слова и понимал их значение, но никогда не испытывал желания повторить их. Меня называли аутистом. Я хорошо чувствовал себя только наедине с самим собой. Любой человек вызывал у меня приступ паники и желание свернуться в плотный клубок, пока он не уйдет. Женщина, которая часто держала мою руку своими сухими длинными пальцами, часто повторяла мне, что все будет хорошо, что мы с этим справимся, но я не понимал, что она имеет в виду. Она называла меня Томом, и мне тогда казалось, что это не имя, а название. Я думал, все кто вокруг - люди, а я - Том. Врачи часто просили меня смотреть им в глаза, но я боялся. Их глаза были такими страшными, я боялся, что если посмотрю в них, меня, Тома, не станет, и будет кто-то другой, а я не хотел быть другим. Пожалуй, это все, что я помню.

Жизнь, которую можно назвать жизнью началась тогда, когда эта странная сухая женщина привезла меня в другое место. Стены тут были другого цвета и казались мне теплее, чем в больнице, но прикосновение к ним показало, что я ошибся. Стены тут такие же холодные, не живые и очень не приятные на ощупь. Женщина сказала, что это место называется домом, но я плохо понимал значение этого слова, только понял, что это не больница. В моей палате, комнате, все было еще хуже. Там было много цветов, которых я не видел раньше. Они рябили глаза, заставляли нервничать. Множество мелких предметов разных форм были расставлены по полкам и вызывали у меня приступ паники. По моим щекам скатились слезы, я пытался спрятаться, но не мог найти место, куда можно убежать. Женщина пыталась меня успокоить, но у нее не выходило, поэтому мужчина, который часто приезжал с ней, сделал мне укол. Мне нравились уколы, потому что после них я засыпал.

Я не сразу понял, что в комнате нахожусь не я один. Мальчик сидел возле моей кровати и, когда я открыл глаза, случилось то, чего я ужасно боялся. Я посмотрел ему в глаза. Но ничего плохого не случилось. Его глаза оказались не просто не страшными, они казались мне теплыми и добрыми на столько, что я почти физически ощущал тепло, льющееся по телу. Он улыбался и говорил что-то. Большинство его слов я не понял. Такого мне не говорили раньше. Он продолжал говорить, он гладил мои бледные руки и щебетал мне что-то, произнося не понятные для меня слова "скучал", "люблю", "вместе" и "брат". Посмотрев ему в глаза, я не мог оторваться от них. Если бы тогда я точно знал значение слова "скучал", я бы сказал, что скучал по нему, мне так не хватало этих глаз там, в больнице, где все грозило убить своим холодом. Мальчик не отходил от меня всю ночь, а я не смел закрыть глаза, не смотря на усталость. Не важно было, что он говорит, его голос был переполнен такой свежестью и лаской, о которой я мог только мечтать. Он назвал себя "Билл". Он тоже не походил ни на одного человека, которого мне доводилось видеть, поэтому меня радовало то, что у этого существа есть свое название, и он так же, как и я, отличается от других. Билл рассказывал мне, что он мой брат, что родились мы вместе, но он не видел меня до сих пор, как и я его. Еще он сказал, что та женщина называется мама и, что мама заботиться обо мне. Просил слушаться ее и обещал убрать все страшные вещи из моей комнаты. Но, оглядевшись, я понял, что в ней и так почти ничего не осталось. Я не понимал, откуда он мог знать, что мне было страшно, но был благодарен ему за это понимание. Мне его не доставало. Билл очень просил меня сказать хоть что-то, но я не мог. Пусть он Билл, но, если я не могу говорить с людьми, почему я могу говорить с ним? Мама часто заходила ко мне, и я, как обычно, не смотрел на нее, я смотрел на Билла. Со временем его отсутствие начало вызывать у меня дикую печаль, тоску, боль. Таким же невероятным способом, каким Билл понял, что я боюсь ярких и не знакомых вещей, он понял, что многое в его речи мне не понятно, поэтому он учил меня слушать. Именно слушать. Ни разу, после нашей первой встречи, Билл не просил меня говорить. Он читал мне слова, объяснял их значение. У нас даже появился свой язык. Одного взгляда ему было понятно, чтобы он сделал то, что я хочу. Мама радовалась моим успехам и совсем не замечала Билла. Даже не смотрела на него. Ни разу.

Осознание пришло ко мне внезапно и сначала я даже не понимал, как такое могло прийти мне в голову. Я был дома уже не один месяц, Билл часто бывал у меня, но я почти не выходил из своей комнаты. Мир, где я не был меня пугал. К тому же, для этого нужно было подготовить дом. Так говорил Билл. Он пообещал, что, если я захочу, он поможет мне выйти, уберет все, что сможет меня напугать. Ах да, осознание. Я же начал об этом. Я все чаще начинал думать о том, что Билла вижу только я, что он плод моего воображения. Я придумал себе такое же странное существо, каким был я сам. И эта мысль, должен признать, придала мне уверенности. Если его нет, то я не могу боятся его. ведь для того, чтобы он исчез, я должен всего лишь захотеть этого. Но я не хочу.

Тот вечер мало чем отличался от остальных. Билл сидел на моей кровати, боком ко мне, и водил пальцем по книжке-расскаске, чтобы не нервировать меня яркими цветами и вещал что-то о том, что происходит в мире, а я смотрел на него, изучая его лицо. На одной из картинок я увидел, как принцесса смотрит на что-то круглое и видит там себя. Я ткнул пальцем в картинку, как делал всегда, когда не понимал чего-то, и Билл начал объяснять мне, со свойственной ему проникновенностью о том, что это зеркало и в нем можно увидеть свое отражение. Я не понимал, что это и как оно работает и только потряс головой. Мальчик спокойно поднялся и принес из-за двери небольшую круглую стекляшку. Он опустился на колени передо мной и крепко взял за руку. Так я знакомился с новым. Билл сначала обещал мне, что новый предмет не может причинить мне боли, и что он всегда рядом, чтобы помочь мне, а потом показывает его. Так было и в этот раз. Он показал мне... себя. Я смотрел на отражение и видел там его, только его глаза были немного измученными и непонимающими, но это были его глаза. Я посмотрел на существо, а затем снова на его отражение. Тогда у меня не осталось сомнений в том, что Билл - моя фантазия.

- Я... - Стоило мне только открыть рот, как губы Билла задрожали, а на теплые глаза накатились слезы, будто у него в душе что-то растаяло.

- Да, Том, это ты. - Его голос, всегда такой спокойный, сейчас сильно дрожал, но он не совершал никаких резких движений. Наученный опытом, он знал, что со мной нужно вести себя плавно и медленно.

- Нет... Это ты. - Закончил я мысль и посмотрел на него снова.

Билл, наверное, просто не знал, что мне ответить, а возможно мой голос, который он слышит впервые, поверг его в шок, но он молчал. Но он прав, это я. И он - я. А зовут его иначе, потому что я могу быть только один. Странно, что я дал ему такое имя.

- Тебя нет. Я тебя придумал. Да? - Я видел не много эмоций за свою жизнь. Я видел раздражение врачей, грусть мамы, нежность Билла. То количество эмоций, что он показал мне за один раз, было удивительно. Я протянул руку к его лицу. Это первое прикосновение. Билл трогал меня до этого, и я клянусь, что чувствовал прикосновение теплых длинный пальцев. Вот его щека, влажная от слез. Мягкая.. Он такой нежный, на ощупь от такой же нежный, какой и весь его образ. И именно в этот миг, именно в этой комнате, я проникся бесконечным доверием к своей фантазии, мой выдумке, а, возможно, моей мечте. Наверное, именно таким я видел себя, если бы был... Здоровым? Нормальным? Таким бы видели меня люди, если бы я панически не боялся их.

- Да. Ты меня выдумал. Я у тебя в голове. А поэтому всегда буду с тобой. - Такие искренние слова, как обычно заботливый голос, но что-то в них было не так. Если бы я мог понять, что это боль, но тогда эта эмоция была мне не совсем знакома.

Он накрыл мою руку своей, когда я попытался опустить ее. Он плакал, а я не мог понять почему. Может, он думал, что теперь я захочу, чтобы он исчез? Наверное, он, так же, как и я, очень боится пропасть в чьих-то глазах, поэтому сейчас не смотрит на меня.

- Не плачь... Я не хочу, чтобы ты уходил. Мы всегда будем вместе. - Я поклялся себе, что моя фантазия всегда будет жить. Я защищу его любой ценой. Я никогда ни с кем не заговорю, я никогда не исчезну в чужом человеке. Ради того, чтобы Билл всегда был со мной, я готов на все.

Да, именно так и началась моя сознательная жизнь. Билл и дальше продолжать меня учить чему-то и постепенно я перестал так сильно боятся мира. Я даже начал выходить из комнаты. Не далеко, но для меня это был подвиг. Он очень радовался за меня и всегда говорил, что очень гордится тем, какой я смелый. А я научился улыбаться, но только ему. Я запретил ему исчезать, мне не комфортно без него. Без него я чувствую себя голым в этом огромном мире. Теперь он совсем не исчезал и даже ложился спать со мной. Тепло его тела всегда убаюкивало меня, и я мирно засыпал в его не существующих объятиях. Позже я пришел к выводу, что он самое реальное существо в этом не здоровом мире. Он был со мной даже тогда, когда приходили психологи. Они тоже не видели его, но он помогал мне. Сначала он почти все делала за меня, но потом сказал, что это должен делать я, ведь ему это знает он, значит, это знаю я. Он же мое второе я. Он был прав. Я сам справлялся со многими заданиями, психологи были очень довольными моими результатами. Неизменным оставалось только одно, я не начинал говорить. Даже с Биллом я не говорил при чужих, и все еще не поднимал взгляда в две ловушки на лицах людей.

Время шло, мы росли. Точнее рос я, Билл менялся в след за мной и мне это не нравилось почему-то. Я не понимал, почему моя фантазия не может придумать ничего другого, кроме меня самого. Мы сидели у меня в комнате и смотрели фильм. Точнее Билл смотрел, а я только слушал. Даже их не настоящие глаза меня пугали. Но Билл был моими экстрасенсорными способностями. Когда он смотрел на экран, то говорил, что там происходит, это было так удивительно. Он смотрел на экран, а я на него.

- Знаешь, я бы хотел, чтобы у тебя были черные волосы. - Задумчиво проговорил я, глядя на его внимательное лицо, изучающее экран.

- Почему? - Он повернулся ко мне, чтобы поймать в плен своим медовых глаз.

- Я не хочу, чтобы ты был похож на меня, я хочу, чтобы ты был красивым.

- Ты очень красивый, Том.

- Не говори так, я так не думаю... - Это был наш закон. Билл не может думать иначе, но Билл часто игнорировал меня.

- Раз я так думаю, значит, думаешь. Я же твое подсознание.

Это было более, чем убедительно, но на следующее утро я обнаружил, что волосы у Билла стали черными. Он вообще всегда менялся так, как я захочу. Мне это нравилось. Стоило мне сказать ему о том, что мне нравится, как это появлялось на нем. Он был идеальным мною. Иногда я задумывался о том, почему я должен говорить, он же и так все знает, но он говорил, что так лучше для меня, что я должен использовать голосовые связки, и я ему верил.

Он никогда не ел, не спал. И мне всегда было безумно стыдно, когда я падал, ударялся, а мои синяки появлялись на нем. Я часто говорил о том, чтобы я не хочу, чтобы так было, но он говорил, что для этого я должен перестать оберегать себя, тогда и он будет в безопасности. Когда я ударился о край кровати во время припадка, мне накладывали швы и, конечно, на утро у него было тоже самое. Мне было на столько жаль, что из-за меня это случилось и с ним, что начал пытаться контролировать свои приступы и, как ни странно, у меня получалось. Я осторожно знакомился с миром, открывал новое, старался быть храбрым. Для него. Он всегда очень нежничал со мной, пока мы были детьми, но становился немного другим, когда мы взрослели. Теперь он уже требовал от меня многих вещей, и я знал, что это справедливо. Но контакт глаз и речь все еще были под запретом. Я боялся сказать ему об этом, я боялся, что даже от мысли о том, что он может исчезнуть, он пропадет. А вдруг, когда я смогу говорить с людьми и смотреть им в глаза, он пропадет, потому что будет не нужным?.. Нет! Лучше я всю жизнь буду придурком-аутистом, чем лишусь Билла. Он мой.

Когда его не было рядом, какие-то минутки, я чувствовал себя брошенным всем миром. И ведь я даже не мог позвать его. Он всегда пугался, когда видел мои слезы по возвращению и всегда повторял, что никогда не уйдет на всегда, просто моей фантазии потребовалось время передохнуть. А я не понимал, ну почему я себя так мучаю? Зачем я его отпускаю?

Когда меня смело можно было назвать парнем, мама все еще не махнула на меня рукой и почему-то плакала все чаще, хотя теперь я иногда даже ел с ними. Билл всегда сидел рядом и следил за мной. Иногда, когда мне чего не хватало, и он видел это, он показывал, как нужно этого попросить, озвучивая мою просьбу. Благодаря ему я почти общался с людьми, если это можно было назвать общением. Он несколько раз подначивал меня поговорить с мамой, но я не мог. Я не мог переступить через себя. Это пугало моих близких. Хорошо еще, что они ничего не знают о Билле, ведь это можно и к шизофрении отнести, а не к простому аутизму.

- Томми, она ведь так переживает. Она ни разу не слышала твой голос. - Глюк снова пытался вправить мне мозги, но я упорно отказывался.

- Если ты так боишься сказать, давай попробуем написать это? Помнишь, как говорил доктор Герхнер? - Он снова сел передо мной на колени. Ему нравилось смотреть мне в глаза именно так. И я, должен признать, любил смотреть в его глаза. Наверное, если бы не моя болезнь, я был бы стилистом, потому что моя фантазия была просто идеальна. У Билла тонкое, почти женственное тело, тонкие длинные руки и пальцы, стройные ноги, ровные красивые скулы и просто великолепные глаза. Все-таки он был похож на меня, но при этом дико отличался.

- Я бы так хотел быть таким, как ты... - Вырвалось у меня грустно, и я увел взгляд в сторону так, как я обычно делал это с другими. Но настойчивые теплые руки взяли меня на скулы и заставили смотреть в медовые блюдца.

- Милый, ты можешь быть таким же, как я. Ведь я это ты. Для этого нужно совсем не много... - Его слова оплетали меня, словно липкие лианы и заставляли верить, но мой страх, холодный едкий, отбивался от них и сдавливал меня сильнее.

Как я могу потерять нечто подобное ради всего лишь какой-то жизни. Да плевал я на нее. Кроме Билла, мне больше ничего не надо.

Билл помогал мне писать. Иногда даже придерживал мою руку своим невесомым прикосновением, когда моя рука предательски дрожала. Когда я первый раз в жизни написал маме "Привет", она была в таком восторге, что это трудно описать! Она начала плакать и повторяла "Привет" снова и снова. Она обнимала меня, но я не чувствовал ничего, кроме того, что она очень хрупкая, все-таки я немного окреп за период взросления. Это было не так, как с Биллом. Когда он обнимал меня, это было как-то реальнее, я даже не могу это объяснить, просто чувствовал, что мне хорошо.

Я писал небольшие записки иногда и всегда проверял на месте ли Билл, и он был со мной. Но то, что случилось потом чуть было не убило меня. Он исчез. Его не было целый день, и я не находил себе места. Я плакал, я был уверен, что убил его, что он больше никогда не придет. Я предал его, я начал говорить с другими. Я замкнулся снова и перестал даже есть. Время перестало что-либо значить и это превратилось в вечность. Я не хотел жить без него, я не умел жить без него. Но он вернулся. Вернулся, когда был мне так необходим.

Я открыл глаза, и увидел, что он сидит рядом на кровати и смотрит на меня своими яркими глазами я нежностью, любовью... Но в его глазах появилось что-то еще. Тревога, боль и даже осуждение. Я проигнорировал это. Я повис на нем, как ребенок и прижал его к себе так крепко, как мог.

- Прости меня, прости... Это я виноват. Я больше никогда не заговорю ним с кем другим! - Я рыдал на его плече и прижимал к себе мою сказку.

- Ч-что?.. - Он внезапно отстранил меня и заглянул в глаза. - Ты поэтому не говоришь с другими?.. Ты боишься, что я уйду?..

Растерянность и боль в его голосе жестко полоснули по сердцу, я не знал, что сказать. Ведь он всегда так хорошо понимал мои чувства, всегда знал, чего я боюсь. Он ведь сам боялся именно этого, еще давно в моей спальне.

- Но ведь так оно и было... Я начал писать эти тупые записки, и ты исчез! Билл, умоляю, прости, я больше никогда... - Он приложил пальцы к моим губам и впервые за мою жизнь его пальцы были холодными, как лед. Именно так я понял, что он разозлился на меня. Достаточно было этого прикосновения.

Он закрыл лицо руками и болезненно согнулся.

- Билл?..

- Да... - Он выпрямился, и я видел, как трудно ему было снова придать своему лицу обычную, свойственную только ему, нежность. - Глупый... Том, я очень хочу, чтобы ты начал общаться. Я клянусь, что никогда тебя не оставлю. НИКОГДА и НИ ЗА ЧТО. Ничего в этом мире не заставит меня уйти из твоей головы... - Он провел рукой, холодной рукой, по моей щеке.

Он изменился и меня это пугало. Еще пару дней я вел себя так же. Правда Билл заставлял меня есть. Он был каким-то не естественным. Он стал бледнее и худее, чем обычно и теперь часто замолчал. Я спрашивал его об этом, но он тепло улыбался и говорил, что за то время, пока его не было, я истощил свой организм, поэтому он увядает. Это подействовало на меня сильнее любых лекарств. Я старался есть и больше спал по указу Билла. О сказал, что мне очень важно много спать, тогда и он поправится. Он, как всегда, был прав. Через пару дней он выглядел так же, что не могло ни радовать меня, но... Что-то все равно было не так, и я это чувствовал.

- Давай напишем маме, чтобы она приготовила на обед то, что ты любишь. - Он положил передо мной лист бумаги и карандаш.

- Нет.

- Томми, не упрямься. Мы ведь так много достигли.

- Нет, ты исчезнешь.

- Обещаю, что буду здесь. - Он настойчиво протянул мне карандаш и улыбнулся. Обычно это действовало.

- Нет, Билл, я не буду.

- Но, Том...

- Я сказал, нет.

- Том!!! - Он повысил голос и откинул карандаш в сторону. Резкие движения все еще пугали меня, поэтому я шатнулся в сторону, глядя в раздосадованное лицо моего Билла...

- Прости, Томми... Ты просто давно не баловал себя, вот и все... - Он выдохнул эти слова и внезапно приказал мне ложиться спать, и я не посмел ослушаться.

Я не мог уснуть очень долго, ворочался, а Билл гладил мою голову и что-то убаюкивающе мурлыкал. Я не мог заснуть, потому что после возвращения Билл изменился, он был таким другим. И в этом был виноват я. Я сделал что-то не так, где-то мое сознание ошиблось и изменило что-то в Билле. Зачем? Я так хочу, чтобы он был прежним. Мой сон был беспокойным, в нем я никак не мог найти Билла, я плакал и ничего не мог сделать. У меня не было голоса, хотя пытался говорить. Я звал его, но вместо этого только открывал рот.

Когда я проснулся, он был рядом. Он гладил меня и смотрел мне в лицо. Как же я благодарен ему за то, что он здесь, за все, что он делает для меня. Я хотел отблагодарить его, но не знал как. Я миллион раз говорил ему "спасибо",но он отвечал, что я должен быть благодарен себе и своему уму за то, что придумал его, но я считал, что этого не достаточно.

Но однажды его не оказалось рядом. Я проснулся в середине ночи и не мог понять, почему сейчас так темно. Я огляделся и понял, что Билла нет в комнате. Паника принялась обнимать себя своими холодными колючими руками. Я действовал так же, как во сне, я пытался найти его. Как я не пытался, я почему-то не мог заставить его появится. Мне нужно было выйти за дверь, но я никогда не делал этого без него, мне было страшно... Но страх потерять его был на много сильнее, поэтому я сделал шаг за порог и замер на месте. Напротив моей комнаты была кладовая, и я никогда туда не заглядывал и не знаю почему именно сейчас я чувствовал к ней такой интерес, обычно все вещи проходили мимо меня. Было такое чувство, будто кто-то подталкивал меня зайти туда. То, что я увидел, потрясло меня до глубины души. Это была не кладовая, это была... Комната. Очень похожая на мою. Кровать, шкаф, стол с компьютером. Я подошел ближе и увидел, что на мониторе видно мою комнату... Я не мог понять, что это все значит. На столе лежало много тетрадей, почти все были раскрыты, в них корявым быстрым почерком было написано что-то. Цифры, много надписей. Мое внимание привлекла только одна тетрадь. Записи в ней были ровнее и в ней не было никаких цифр. Читал я с трудом, если честно, поэтому для прочтения этой фразы мне потребовалось не мало усилий. "Не знаю, кому сложнее мне или ему. Боюсь, что я перестаю справляться. Я переоценил свои силы.".

- Том? Что ты... - Билл стоял на пороге этой странной комнаты и выглядел весьма растерянным. Его взгляд метался от моего лица к тетради, что я держу в руках. - Томми, идем спать?

- Билл, что это?.. - Спросил я как-то абстрактно, указывая на все в целом.

Он шумно выдохнул и подошел ко мне, чтобы поставить кружку на стол. Кружка... Я никогда не видел, чтобы он что-то пил или ел.

- Это должно было случиться рано или поздно. Иди к себе. Прочитай эту тетрадь и ты все поймешь. - Такого я никак не ожидал. Билл грубо вытолкнул меня и закрыл дверь.

Внутри меня все сжалось, и я почувствовал, как слезы непонимания и обиды подступают к горлу. Я сильнее сжал тетрадь в руках, будто она была спасительным кругом и зашел к себе. Билл сказал, чтобы я прочитал это, значит нужно так сделать. Он ведь всегда знает, что нужно делать. Тетрадь оказалось на удивление большой, поэтому мне пришлось бы потрать на прочтение всю ночь. Там было очень много записей. Но начиналась она так:

"Брат-аутист - это сложно. Мама сказала, что то, что он смотрит на меня это очень хорошо. Думаю, что смогу его вылечить."

Что?.. Волна ужаса, отвращения, страха и не понимая захлестнула меня, раньше бы это закончилось приступом, но сейчас я просто начал рыдать, отбросив тетрадь в сторону. Я понимаю! НЕ ПОНИМАЮ!

- Чего ты не понимаешь? - Он снова был на пороге моей комнаты и смотрел на меня своими измученными карими глазами. Оказывается, я кричал это вслух.

- Всего не понимаю! Что это значит?!

- Успокойся, возьми себя в руки, я все тебе расскажу. - Билл подошел ко мне и сел рядом на кровать. Он тут же стер мои слезы своей... Теплой, почти горячей рукой. Я же в ответ уставился на него самым доверчивым взглядом. Я ведь верил ему...

- Начну, пожалуй, с того, что я настоящий. Ничего не говори, дай мне все тебе рассказать. Том, когда ты только пришел в дом, ты был очень болен, ты был дикий и странный, а я так хотел помочь тебе. Мама сказала, что с тобой нужно говорить, как можно больше, и я делал именно это. Ты решил, что я твоя фантазия, и я решил, что если ты способен говорить только с глюком, я буду своим глюком. Я подговорил маму и папу, чтобы они делали вид, будто меня нет, и они согласились, видя, что ты отвечаешь мне... Сначала все было просто, до предела просто, но ты стал требовать больше внимания от меня, ты хотел, чтобы я всегда был рядом, и моя жизнь стала... Трудной. Том, я каждую ночь жду, пока ты заснешь, чтобы вколоть тебе сильное снотворное... Я ухожу в комнату, чтобы поспать, поесть... - Его голос был все тише и тише, а я не мог поверить его словам.

- Но... Но...

- Том, посмотри на меня. Что изменилось от того, что я настоящий? Я ведь правда люблю тебя! А теперь ты видишь, что можешь говорить с настоящим человеком!

- Нет!

Я отскочил от него. Все. Все, что он делал или говорил было ложью. Грязной ложью. Не могу поверить. Я так доверял ему, я хотел спасти его, а он просто обманывал меня столько лет. Я смотрел на него, как на самое отвратительное, что можно увидеть. Я по настоящему испугался. И по настоящему возненавидел его. Он видел это. Он знал это.

- Том...

- Пошел вон! Я хочу, чтобы ты исчез! Убирайся! - Вылетев на лестницу, я бежал вниз в комнату мамы.

Она сначала толком не поняла, что происходит, а когда увидела меня, то побелела от страха.

- Мама, ты видишь его?! - Я кричал, срывая горло и наблюдал за тем, как моя мама хватает ртом воздух и, как папа роняет челюсть.

- Сынок, Том... - Она перевела взгляд на Билла. Она видит его?! - Милый, там никого нет...

- Мама, нет, я все рассказал ему! - Билл закричал так же громко, как и я.

Я должен убедится, я должен доказать самому себе, что это не правда. Это мой Билл. Этой мой выдуманный Билл. Просто быть того не может, что Билл оказался обманщиком, да еще и обычным человеком. В неистовой силой я потащил его на кухню и схватил нож...

Когда его хрупкой тело упало к моим ногам, а на кухню вбежали мама и папа, я был, как в тумане. Я почти ничего не видел, и не слышал, только чувствовал, как по руке стекает теплая кровь.

Моя жизнь изменилась кардинально. Теперь я жил не дома, а в доме для умалишенных. Билл показал мне, что общаться с людьми можно, только я все равно боялся смотреть им в глаза. Дни были спокойными и простыми, только не доставало его... Я скучал по его теплым рукам, по его нежному трепонему голосу и, конечно, по его медовым глазам. Но для того, чтобы увидеть, их мне достаточно было посмотреть в зеркало. Каждый день меня водили к психологам, которые учили меня общаться, но мне не хотелось учится у них, я учится у моего Билла.

- А что у меня для тебя есть... - Теплый шепот полоснул ухо и передо мной упала на стол пачка печенья.

- Какое богатство, тут таким не балуют... Как ты чувствуешь себя?

- Так, будто мой брат меня пытался зарезать. - Пухлые губы расплылись в улыбке.

- Ты никогда не простишь меня?..

Билла удалось спасти, скорая приехала очень быстро. Лучшего доказательства того, что он настоящий и быть не могло, это уж точно.

- Глупости. Я простил тебя сразу. Я думаю, это не большая плата для того, чтобы ты стал таким, какой ты сейчас.

И все равно, не смотря ни на что, я точно знаю, что мой брат. Мой брат-близнец - это идеальная версия меня. Именно таким я хочу быть. Я много думал о том, что он сделал. На сколько же нужно быть самоотверженным? Он поставил на кон свою жизнь и здоровье ради меня. Он чуть не умер ради меня. Ему еще ребенком пришлось мирится с тем, что все внимание уделяют больному брату и поэтому ему было легко стать не заметным. Он помогал мне, будто был со мной в одном теле. Он подговорил всех, чтобы те игнорировали его присутствие и жил так же, как я, не общаясь ни с кем. Он укладывал меня спать и только тогда мог заняться собой. Спал по четыре-пять часов в сутки, ел и пил только по ночам. Билл не ходил в школу и только по ночам иногда гулял. Он делал все, чтобы я мог назвать его братом, а не своей фантазией. В итоге, мне пришлось признать, что я бы никогда не смог придумать себе такого идеального брата...


Категории: Мои рассказы.
комментировать 53 комментария
воскресенье, 23 сентября 2012 г.
L.kа. 10:19:58
Запись только для некоторых пользователей.
воскресенье, 2 сентября 2012 г.
L.kа. 18:05:08
Запись только для некоторых пользователей.
воскресенье, 29 июля 2012 г.
L.kа. 19:45:36
Запись только для некоторых пользователей.
 


i don`t like drugs,

читай на форуме:
У меня нет друзей в реальной жизни :/ А...
\\\///
15
пройди тесты:
Всего лишь марионетка в твоих руках...
Новая ученица 1
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх